Beschreibung

ОКЕАН В КОНЦЕ ДОРОГИ - захватывающая сказка-миф от знаменитого автора "Сыновей Ананси" и "Американских богов". Блестяще рассказанная история одинокого "книжного" мальчика, имени которого читатель так и не узнает, но в котором безошибочно угадываются черты самого Нила Геймана. Проживя со взрослым - сорокалетним - героем несколько страниц, читатель проваливается в его детство… Детство ведь само по себе - совершенно особое состояние и сознания, и мира, когда граница между привычной реальностью и иными ее пластами так тонка, что порой видно, как за туманной завесой, с возрастом уплотняющейся, видны порой тени очень странных и страшных существ. Удивительно поэтичное произведение ОКЕАН В КОНЦЕ ДОРОГИ - это повествование, меняющее очертания современного фэнтези: подвижное, пугающее и элегическое - чистое как мечта, хрупкое как крыло бабочки, опасное как нож из тьмы, в руках такого гениального рассказчика как Нил Гейман. СМИ о книге: "Жестокий сказочник Гейман...

Rezensionen ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Zitate (22)
22 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
Никто не остаётся прежним. Пройдёт ли секунда или сотня лет. Всё беспрестанно бурлит и клокочет. И люди меняются так же сильно, как океаны.
Детские воспоминания иногда скрываются и меркнут под грузом того, что приходит позже, как детские игрушки, забытые взрослыми на самом дне переполненной кладовки, но они всегда начеку и ждут своего часа.
Мы стареем и превращаемся в своих родителей; живем-живем и видим, как со временем лица повторяются.
Ребенком я не был счастлив. Иногда был доволен. Я больше жил в книгах, чем где-то еще.
Я не знал что такое анатомия. Знал только, что она заставляет людей убивать собственных детей.
Когда я был гораздо старше, он признался, что никогда не любил горелые тосты и ел их, только чтобы не отправлять в мусор - за долю секунды все мое детство стало ложью: как будто один из столпов веры, на которых зиждился мой мир, обратился в прах.
Я никогда не понимал историй для взрослых, и начало там было слишком затянуто. После них мне казалось, что у взрослых свои секреты, масонские заговоры, мистификации. Почему они не хотели читать про Нарнию, таинственные острова, контрабандистов и опасных волшебниц?
Я забылся в чтении. Я бежал от реальности, когда жизнь была слишком тяжкой или вовсе заходила в тупик.
Чудовища бывают любой наружности и всяческого размера. Некоторых люди боятся. Некоторые походят на тех, кого люди привыкли бояться давным-давно. Иногда людям бы надо бояться чудовищ, а они не боятся.
Я сейчас скажу тебе кое-что важное. Взрослые тоже изнутри не такие уж взрослые. Снаружи они большие и безрассудные, и всегда знают, что делают. А изнутри они нисколько не поменялись. Остались такими же, как ты сейчас. А вся правда в том, что и нет никаких взрослых. Ни единого в целом огромном свете.
Я думал о взрослых. И задавался вопросом, было ли это правдой: в самом ли деле они все дети, обернутые взрослыми телами, как детские книжки, запрятанные внутри скучных, длинных книг. Без картинок и диалогов.
Я увидел мир, в котором жил от рождения, и понял, какой он хрупкий, знакомая мне реальность была лишь тонким слоем застывшей глазури на темном праздничном торте, который кишит червями, пропитан кошмарами и начинен алчностью. Я увидел этот мир сверху и снизу. За пределами нашей реальности, точно пчелиные соты, множились другие миры, открывались другие врата и пути. Я увидел все это и постиг, и оно заполнило меня, как воды океана.
Я не скучаю по детству, но мне не хватает своего тогдашнего умения наслаждаться малым, даже когда рушится то, что внушительнее по значению и больше. Я не мог управлять миром, в котором жил, не мог отрешиться от вещей, людей и событий, причиняющих боль, но я черпал радость в том, что приносило мне счастье.
Я был обычным ребенком. То есть я был эгоистом и несколько сомневался в существовании того, что "не-я", зато верил, твердо верил, непоколебимо, что важнее меня нет ничего на свете. Ничего важнее, чем я сам, для меня не существовало.
Сдается мне, истории рассказываются только затем, чтобы показать, как персонажи меняются. Но когда все это случилось, мне было семь, и в конце истории я был тем же, что и в начале, так ведь? И все остальные тоже. Люди не меняются.
Мне нравились мифы. Они не были историями для взрослых или детей. Они были лучше. Лучше, и все.
31. August 2018
Взрослые идут нахоженными тропами. Дети разведывают новые. Взрослый довольствуется привычным, он идет одним и тем же путем сотни, тысячи раз.
Wer möchte dieses Buch lesen? 39
Тетяна Суміна
тетрогидрогиперохлоридный спирт
Татьяна Яровикова
Сергей Свистунов
Рина Резникова
Паппи-Хосэ Пуэнто
Наталья Красных
Кэт Миняева
Катерина К.
Иван Хорват
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 77
Юрий Капатков
Юлия Дроздова
Татьяна Лисицкая
Софья Пряхина
Сергей Коваленко
Павел Ушаков
Ольга Смородова
Ольга Назарец
Олеександр ІВА
Николай Солонин
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top