Beschreibung

Перед вами - четвертая летопись цикла "Песнь льда и огня". Эпическая, чеканная сага о мире Семи Королевств. О мире суровых земель вечного холода и радостных земель вечного лета. Мире лордов и героев, воинов и магов, чернокнижников и убийц - всех, кого свела воедино Судьба во исполнение древнего пророчества. О мире опасных приключений, великих деяний и тончайших политических интриг. Война Пяти Королей наконец завершена, и дом Ланнистер с союзниками празднует победу. Однако до мира и спокойствия еще очень далеко! Властитель Севера Робб от дома Старк сумел подавить мятеж в далеких северных землях, однако его родичи, похоже, слишком слабы, чтобы удержать завоеванные земли... Снова собираются воедино бандиты, ренегаты и уцелевшие повстанцы. Снова угрожает смертельная опасность Железному Трону Семи Королевств - и стервятники уже чуют приближения нового пира...

Rezensionen ( 0 )
Every Friday we give gifts for the best reviews.
The winner is announced on the pages of ReadRate in social networks.
Zitate (34)
34 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
— Боишься ли ты смерти?

— Нет, — сказала она и прикусила губу.

— Посмотрим. — Жрец откинул свой капюшон. Лица под ним не было — только желтый череп с лоскутьями кожи. Из одной глазницы вылезал белый червь. — Поцелуй меня, дитя. — Его голос теперь походил на предсмертный хрип.

Пугает он меня, что ли? Арья чмокнула его в костяную переносицу, а червя хотела отправить в рот, но он растаял, как тень, у нее в руке.
Желтый череп тоже растаял. Под ним ей улыбался старичок — таких добрых людей она еще в жизни не видывала.

— Никто еще до сих пор не пытался съесть моего червяка. Ты, должно быть, изголодалась.

Да, подумала она, но не по хлебу.
— Я совсем не боялся, — убеждал его Томмен. — Меня просто стошнило. А вас разве не тошнит? Как вы только терпите, сир дядя?
Я нюхал собственную гниющую руку, которую повесил мне на шею Варго Хоут.
— Человек может вытерпеть почти все, если нужда заставит, — сказал Джейме своему сыну. — Я чуял запах поджаренной плоти, когда король Эйерис испек человека в его собственных доспехах. — На свете много страшного, Томмен. Можно бороться с ужасом, можно над ним смеяться… можно смотреть, не видя… уйти в себя…
Аша быстро поднялась на пятый этаж, в комнату, служившую дяде читальней. Как будто есть комнаты, в которых он не читает. Лорда Родрика редко видели без книги в руках, будь то в отхожем месте, на палубе «Морской песни» или в собрании других лордов. Аше случалось видеть, как он читает, сидя на своем высоком месте под скрещенными серпами. Он выслушивал дело, требующее его разбирательства, произносил приговор… и успевал прочитать страницу, пока капитан стражи не вводил очередного просителя.
Королева до сих пор помнила аромат заморских пряностей и мягкие десны ворожеи, сосущей кровь из ее пальца. «Быть тебе королевой, — блестящими красными губами предсказала Магги, — пока не придет другая, моложе и красивее. Она свергнет тебя и отнимет все, что тебе дорого».
В детстве я верила, что все мужчины благородны, как мой отец. Верила даже тем, кто превозносил мою красоту, ум и грацию. Глаза мне открыла септа Роэлла. «Они говорят так, чтобы добиться милостей от вашего лорда-отца. Ищите правду в зеркале, а не на мужских устах».
Единственный способ изучить язык как следует — это говорить на нем с утра до вечера.
В игре престолов даже самые незначительные фигуры наделены собственной волей и могут отказаться делать придуманные для них ходы.
— Золотые короны для всех троих, золотые саваны. А когда ты утонешь в слезах, придет валонкар, и сомкнет руки на твоем белом горле, и выдавит из тебя жизнь.
При жизни они были лысыми и бородатыми, молодыми и старыми, высокими и низенькими, толстыми и тощими. Теперь они, раздувшиеся, с оплывшими лицами, ничем не отличались один от другого. Виселица всех делает братьями.
— Сожалею о постигшем тебя несчастье.
— Мне сделали новую, золотую. — Он показал тетке руку.
— Как красиво. А золотого отца тебе, часом, не сделали? — резко осведомилась она. — Я подразумевала Тайвина, говоря о несчастье.
— Трудно подавить гнев, говоря с тобой.
— И не надо — еще подавишься, чего доброго.
Отец говорил ей, что бояться не стыдно — стыдно только показывать свой страх другим людям. «Страх сопутствует жизни каждого человека», — сказал он.
... Я сам не хотел видеть половину того, что видел, и не видел половину того, что видеть хотел.
"Молчание - друг принцев, - сказал он как-то своей дочери. - Слова, Арианна, подобны стрелам. Пустив их, назад уже не вернешь".

И снова: все в мире относительно

Иные приходят, когда настают холода, а может холода настают когда приходят они. Иногда они сопутствуют метели и исчезают, когда небеса проясняются. Они прячутся от солнца и являются ночью... или ночь приходит на землю следом за ними.

Трудно не согласиться...

"Любовью сыт не будешь, и коня на неё не купишь, и дом она не согреет в холодную ночь"...
... Роберта, слабого здоровьем, приходится оберегать от всего. даже от правды. "Порой мы вынуждены лгать из любви". - убеждал её Петир.
- Лорду Роберту мы солгали, щадя его, напомнила ему Санса.
- А на сей раз солжем, щадя себя. Иначе нам с тобой придется покинуть Гнездо через ту же дверь, что и Лиза.
- Я знаю то, что знаю, как и ты. Кое-что лучше не говорить вслух милая.
- Даже когда мы одни?
- Особенно когда мы одни...
Люди которым легче произнести обеты, нежели соблюдать их, найдутся всегда.
- И дракон этот - время. У него нет начала и нет конца, лишь вечный круговорот.
- Кто-то проговорился, - пожал плечами Хотах. - Кто-то всегда проговаривается.

Грубовато, но что-то в этом есть

Говорят, что девица страшна собой, сказал я ему, на что он ответил: все они одинаковы, когда задуваешь свечу.
Мужчина, бегущий, поджав хвост с поля боя, перестает быть мужчиной.
В конце концов, жизнь, посвященная вере, не так уж отличается от той, что посвящена королю.
Но у каждого лезвия две стороны, и вчерашний страж может завтра обернуться орудием её гибели.
- Всем простым людям грозит опасность, когда лорды ведут большую игру.
Wer möchte dieses Buch lesen? 50
Юрій Спесівцев
Сергей Свистунов
Ольга Гончарова
Наташа Летова
Настя Федосова
Мария Юрьева
Ксения Загребалова
Ксения Загребалова
Игорь Кравчук
Игорь Биккужин
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 335
Янина Коптелова
Юлия Сердюк
Юлия Лунёва
Эльвира Жукова
Эльвира Гессе
Украинский Крымчанин
Три Четыре
Терехов Алексей
Тележка из Ашана
Татьяна Афранович
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top