Beschreibung

«Прежде чем сдохнуть» – это полуфантастический роман о тех, кому сегодня 30—40 лет. Точнее, о том, какими эти люди станут в почтенном возрасте. Действие происходит в 2039 году в подмосковном пансионе для стариков, куда прибыли проживать «вторую молодость» вчерашние сливки «креативного класса».
Анна Бабяшкина: «Этот текст – попытка представить, какими мы (я и мои ровесники) станем, когда доживем до старости. За что нам будет стыдно? Чем мы будем гордиться лет через тридцать и о чем жалеть?»

Rezensionen ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Zitate (6)
6 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
Мы стали первым поколением стариков, которое дети массово сдали в дома престарелых и забыли там навсегда. Глупо искать причины, почему слив предков в эти недокладбища перестал считаться чем‑то позорным и крайне неэтичным среди наших детей. Мы рожали их нехотя, в последний момент перед климаксом, сожалея о том, что «теперь придется снимать двушку вместо однушки» и «лишний раз не съездишь за границу». Конечно, потом‑то мы их любили. Не любили и не хотели мы их только до рождения, а после очень даже трепетно относились: нанимали им нянек, покупали телевизоры с большим экраном, чтобы они получали большее удовольствие от мультиков, и даже иногда позволяли играть на родительском айпаде. У нас выросли хорошие дети с большим будущим. Просто в наше технологичное время куда как рациональнее поместить стариков в одном месте – поблизости от тех немногих людей, которым не брезгливо терпеть старческую капризность и слушать шарканье шлепанцев.
мы стали первым поколением старушек в стрингах, эпилирующих зону бикини и маринованных в солярии
Говорят, даже когда картошку было дешевле купить в магазинах, бабки все равно ползли на эти грядки и втыкали в землю картофелины. И умирали на этих грядках. В мое детство тут все было чем‑то засажено, и мама даже не знала, куда этот чертов урожай девать. А теперь вот все по‑другому. Все пишут. Все пишут! Хотя, чего же тут удивительного? Прежние старухи всю жизнь копались в земле, работали руками и под старость не могли остановиться, а нынешние ста…, то есть дамы элегантного возраста, всю жизнь просидели в офисах, давя на клавиши. И тоже не могут остановиться.
Жизнь вообще устроена странно‑щедро: работу предлагают тем, кто уже и так пашет; девки вешаются на тех парней, у которых и без них – гарем; «ЖЖ»‑юзеры френдят тех, кто и без того уже тысячник; деньги идут к деньгам; дети – к детям.
Люди вообще очень легко подчиняются, когда ты велишь им делать то, что они и без тебя, сами, очень хотят сделать. Они даже начинают тебя немножко любить за этот приказ, который хотели бы отдать себе сами. За то, что ты открываешь плотину их собственной одержимости.
Надо просто начать. Прямо сейчас. Сделать что‑то самому. Не заказать пиццу по телефону, а выйти на собственную кухню и своими руками смешать в тарелке неровно порезанные помидоры и огурцы. Будет салат. Позвонить маме и сказать, как ты ее любишь. Своими словами. А не отправить заготовленные кем‑то другим признания на растиражированной открытке Hallmark, где остается просто поставить свое имя. Самому заглянуть под собственную кровать и увидеть, чего же, блин, туда понапихано за неделю. Не дожидаясь, пока домработница вытащит оттуда грязные носки и огрызки. Пойти в спортзал и честно вспотеть на беговой дорожке, а не бессознательно отключить, засыпая, электростимулятор‑бабочку, который «хлопал» по животу все эти полтора часа.
Обнять своего ребенка. Погладить кота. Достать карандаши. Прочитать газету, чтобы понять, какой крестик ставить в избирательном бюллетене. Переклеить обои. Позвонить тому, кому очень хочется позвонить, не дожидаясь, пока ему без тебя станет хреновее, чем тебе без него.
Просто сделать все это. Это не страшно. Стоит сделать это, прежде чем станешь таким, что уже не сможешь всего этого. Впереди еще есть немного жизни, чтобы ее прожить.
Wer möchte dieses Buch lesen? 14
Юлия Мурзина
Тата Романова
Ирина Милеева
Евгения Кулявина(Прошак)
Вика Козлова
Александр Самбук
Serhii
Sergey Musatov
Regina Ayupova
Ramona W
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 6
Станислав Леонидов
Маргарита Королеваа
Дмитрий-И-Светлана Бабяшкины
Галина Пониткова (Пашковская)
Анна Бабяшкина
Анастасия Ханина
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top