Beschreibung

О книге "Тень ветра" - книга-головоломка, книга-лабиринт, первая часть знаменитой трилогии "Кладбище забытых книг". "Тень ветра" - роман, погружающий читателя в почти мистический мир Барселоны и перемещающий его в совершенно иную систему координат. Читателю предстоит вместе с главным героем встретить зловещих незнакомцев, понять и полюбить прекрасных и загадочных женщин, бродить по мрачным лабиринтам прошлого, и главное - раскрыть тайну книги, которая непостижимым образом изменяет жизнь тех, кто к ней прикасается. Удивительный роман, в которой есть все: увлекательный сюжет, блестящий стиль и будоражащие воображение тайны. Об авторе Карлос Руис Сафон один из самых популярных и продаваемых испаноязычных авторов в мире. Его литературная карьера началась в 2001 году с публикации серии романов для подростков, но мировую известность ему принес его первый "взрослый" роман - "Тень ветра", который открыл трилогию "Кладбище забытых книг". О трилогии ...

Rezensionen ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Zitate (17)
17 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
— Пресвятая Дева Мария, какая грудь! — в полном ослеплении воскликнул он прямо во время сеанса. — Не сиськи, а две каравеллы!
— Молчите, вы, животное, или я вызову администратора, — зашикал голос какого-то благочестивого зрителя, сидевшего через два ряда от нас. — Надо же, ни стыда, ни совести. Не страна, а свинарник!
Этот мир сгинет не от атомной бомбы, как пишут в газетах, он умрет от хохота, банальных шуток и привычки превращать все в анекдот, причем пошлый.
— Бедняжка Пепита, — продолжил свой рассказ профессор, — она и предположить не могла, что ее Федерико провел ночь в грязной камере, где орда головорезов и отбросов общества разыграла его между собой как кусок праздничного пирога, пустив по кругу его тщедушные телеса и награждая его тумаками и всем прочим, пока остальные изверги весело орали хором: «Пидорас, пидорас, обосрался в самый раз».
В лавке воцарилось гробовое молчание, нарушаемое только всхлипываниями Мерседитас. Фермин хотел было ее утешить, нежно приобняв, но она отскочила от него как ошпаренная.
Слова и поступки которыми мы раним сердце ребёнка,из-за жестокости или по неведению,проникают глубоко в его душу и обосновываются там навсегда чтобы потом ,в будущем,рано или поздно,сжечь её до тла.
Однажды кто-то сказал: в тот момент, когда ты задумываешься о том, любишь ли кого-то, ты уже навсегда перестал его любить.
13. März 2016
Едва ли найдётся нечто, способное оказать такое влияние на читателя, как первая книга, проложившая путь к его сердцу. Те первые образы, отзвук слов, которые, как нам кажется, остались далеко в прошлом, сопровождают нас всю жизнь. Они возводить в нашей памяти дворец, в который - сколько бы книг мы ни прочли, сколько миров не открыли, сколько бы ни узнали и ни позабыли - нам неизбежно предстоит вернуться.
3. Mai 2017
одна из коварных ловушек детства — необязательно что-то понимать, чтобы это чувствовать.
5. Mai 2017
Это не злоба, — произнес вдруг Фермин. — Это самая настоящая глупость. Люди глупы, и это, скажу я вам, не одно и то же. Зло подразумевает моральный детерминизм, намерение и некоторую долю мыслительной деятельности. Дураки же и варвары никогда не задумываются и не размышляют. Они действуют, подчиняясь своим инстинктам, как животные на скотном дворе, убежденные, что творят благо, что всегда и во всем правы, гордясь тем, что всегда готовы — прошу прощения — поиметь любого, кто хоть чем-то отличается от них, цветом ли кожи, вероисповеданием, языком, национальностью, или, как в случае с доном Федерико, своеобразным досугом. В чем действительно нуждается наш мир, так это в том, чтобы в нем было побольше истинных злодеев и поменьше дикарей-полуживотных.
5. Mai 2017
Судьба обычно прячется за углом. Как карманник, шлюха или продавец лотерейных билетов; три ее самых человечных воплощения. Но вот чего она никогда не делает — так это не приходит на дом. Надо идти за ней самому.
5. Mai 2017
самый опасный человек — герой войны, выживший, чтобы поведать свою правду, которую уже не смогут опровергнуть погибшие товарищи.
Книги — они как зеркала: в них лишь отражается то, что у тебя в душе, — возразил ему Хулиан.
23. September 2018
Но проходил год за годом, и ничего не случалось. Время бежит быстрее, когда оно заполнено пустотой. Жизнь, не имеющая смысла, проскальзывает, словно поезд, который не останавливается на твоей станции.
25. November 2018
Я подошел к открытому балкону и выглянул на улицу, привлеченный мерцанием фонарей. В темном пятне тени на мостовой угадывалась неподвижная фигура. Нервно подрагивающий янтарный огонек сигареты отражался в его глазах. Он был одет в темное, одна рука - в кармане пиджака, в другой - зажата сигарета, окутывавшая легким облачком дыма контур его лица. Он молча смотрел на меня, и фонарь, светивший ему в спину, не позволял мне разглядеть его. Время от времени незнакомец неторопливо затягивался, неотрывно глядя мне в глаза. Когда соборный колокол пробил полночь, он легонько кивнул мне; я догадался, что он улыбается, хотя и не мог этого видеть. Я хотел ответить на его приветствие, но почему-то не мог пошевелиться. Он развернулся и пошел прочь, прихрамывая. Я едва ли придал бы значение появлению незнакомца в любой другой день. Когда его фигура скрылась в ночной дымке, я почувствовал, что у меня перехватило дыхание, а на лбу выступил холодный пот. Точно такая же сцена была описана в "Тени ветра". Главный герой романа каждый вечер выходил на балкон, и из полумрака на него смотрел неизвестный, затягиваясь сигаретой. Его лицо всегда оставалось в тени, и лишь глаза мерцали, словно угольки. Человек стоял, засунув одну руку в карман черного пиджака, а затем удалялся, прихрамывая. Тот, кого я только что видел, мог быть обычным полуночником, человеком без имени и лица. В романе Каракса этим незнакомцем был дьявол.
Wer liest dieses Buch gerade? 1
Николай Соловьев
Wer möchte dieses Buch lesen? 71
Яна Потоцька
Юрий Стадник
Тетяна Суміна
Татьяна Кисарина
Татьяна Долинина
Сергей Свистунов
Сергей Владимиров
Светлана Аниховская
Раушан Заманов
Паппи-Хосэ Пуэнто
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 127
Юлия Овчинникова
Сэмми
Софія Букшована
Сергей Карасевич
Сергей
Саша Сухоцький
Рейегар Таргариен
Оля
Олька Сегодина
Олеся Надточий
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top