Beschreibung

Вниманию всех, кто знает толк в скандинавской литературе и в особенности в шведской: наконец-то на русском языке вышел долгожданный роман Фредрика Бакмана "Вторая жизнь Уве"! На мировой рынок шведы экспортируют преимущественно три категории текстов: детективы (от корифеев - Май Шёваль с Пером Валё и Хеннига Манкелля - до Лизы Марклунд и Ларса Кеплера); психологическую прозу (от Стриндберга и Лагерквиста до Майгулль Аксельссон и Карин Альвтеген); и, наконец, прозу юмористическую. На российском рынке этот последний жанр представлен беднее всего (с налету вспоминается только пресмешной Юнас Юнассон "Сто лет и чемодан денег в придачу"), а жаль: шведский юмор - отдельное явление, сочетающее минимализм и невозмутимость с абсурдом, а то и чернухой.
Новый роман призван заполнить эту пустующую и такую нужную нам сегодня литературную нишу.
Кто он, Фредрик Бакман?
Родился автор в 1981 году в городе Хельсингборг на юге Швеции, изучал в университете историю религии, но бросил, став вместо религиоведа водителем-дальнобойщиком. Одновременно начал писать для местных газет и вести блоги на их сайтах. А потом, в 2012 году, выпустил роман - "Вторая жизнь Уве" - и проснулся знаменитым. Книгу оценили читатели, издатели других стран (ее уже перевели на дюжину языков), драматурги (премьера пьесы по книге состоялась в конце 2015 года - и до сих пор за билетами стоят очереди) - и, наконец, кинематографисты (в Швеции экранизация Ханнеса Хольма стала блокбастером, а в ближайшее время фильм увидят и россияне).
Автор продолжает литературный труд, растит сына, пишет фельетоны и посты - но, ежели что, то в любой момент, по собственным уверениям, готов вернуться за баранку фуры.
"Вторая жизнь Уве"
Откуда берутся зануды и склочники?
Фредрик Бакман: "Это история довольно склочного 59-летнего мужика из тех, что ездят на "саабе" и вечно цепляются к соседям, стоит тем кинуть мусор не в тот контейнер или въехать в поселок на машине, хотя на табличке шведским по белому написано, что это строго воспрещается".
Но вздорными стариками не рождаются. Просто нежное, любящее сердце от одиночества покрывается жесткой коркой, а аккуратность, обстоятельность и рукастость за ненадобностью превращаются в придирчивость к новому, легкомысленному поколению. Внутри зреет обида на мир, жизнь становится в тягость, рука тянется к веревке с петлей - но жизнь непредсказуема. Она ломает все планы, в том числе и такого рода. И вот в самый неподходящий, казалось бы, момент все таланты Уве оказались востребованы, и началось такое!..
Фредрик Бакман: "Это веселая книжка, из тех, что помогают скоротать время на остановке автобуса или в аэропорту. Но я надеюсь, что сумел рассказать в ней кое-что еще - и про Уве, и про себя. Кое-что о поколении моего папы - и кое-что о моем. Про машины, на которых мы ездим, про женщин, в которых влюбляемся, про компьютеры, которые нас выбешивают, и про вещи, которых мы боимся".
Всемирный феномен: книга о сердитом ворчуне Уве вначале побила все рекорды продаж в скандинавских странах, затем завоевала сердца читателей Европы, а сейчас стремительно покоряет Америку - уже почти полгода не покидает первую десятку бестселлеров "Нью-Йорк Таймс". Права на ее издание проданы в 31 страну мира. Шведская экранизация книги стала одним из самых успешных фильмов в стране за последние полвека, очень популярна и театральная постановка в Стокгольме.
Этот угрюмый Уве возвращает нам немного веры в человечество
LitteraturMagazinet

Rezensionen ( 0 )
Once a month we give presents to the most active reader.
Post more reviews and get a reward!
Zitate (18)
18 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
Полюбить кого-то - это все равно как поселиться в новом доме, - говорила Соня. - Сперва тебе нравится, все-то в нем новое, и каждое утро себе удивляешься: да неужто это все мое? Все боишься: ну ворвется кто да закричит: дескать, никто не собирался селить вас в такие хоромы. Но годы идут, фасад ветшает, одна трещинка пошла, другая. И ты начинаешь любить дом уже не за достоинства, а скорее за недостатки. С закрытыми глазами помнишь все его углы и закутки. Умеешь так хитро повернуть ключ, чтоб не заело замок и дом впустил тебя с мороза. Знаешь, какие половицы прогибаются под ногами. Как открыть платяной шкаф, чтоб не скрипнули дверцы. Из таких вот маленьких секретов и тайн и складывается твой дом.
Потеряв близкого, мы вдруг принимаемся тосковать по каким-то вздорным пустякам. По ее улыбке. По тому, как она ворочалась во сне. По ее просьбам — перекрасить ради нее стены.
19. August 2018
Отец страшно возмутился, когда она предложила забрать его к себе. «Оно мне нать? Там, поди, люди всяки!» Слово «люди» в его устах звучало как ругательство.
Можно подумать, жизнь только в этом и состоит. Чтобы без конца покупать на кухню новые стулья и ужинать в ресторанах.
Одну науку Уве усвоил крепко – если не знаешь, что сказать, значит, надо о чем-нибудь спросить. Вернейший способ: хочешь заставить другого забыть о неприязни к тебе, позволь ему говорить о себе самом.
Отец его всегда говорил, что нельзя доверять тому, кто опаздывает. «Какое важное дело можно поручить человеку, коли он даже прийти вовремя не сумел»
скорбь – штука опасная, в том смысле, что, если люди не разделяют ее, она сама разделяет людей.
Хорошая работа сама себя хвалит, говаривал отец, и Уве был совершенно с ним согласен.
Уве же думал про себя, что хамон – все одно свиная задница, зови ее хоть по-испански, хоть еще по-каковски, но вслух не говорил, помалкивал.
Просто, по его мнению, вещи любят место и порядок. Нельзя идти по жизни, вот так вот влегкую разбрасываясь и размениваясь ими. Будто постоянство нынче ничего не стоит. Нынче люди меняют старое на новое до того быстро, что умение делать что-то долговечное стало ненужным. Качество – кому оно теперь надобно?
В жизни каждого мужчины наступает пора, когда надо решить для себя, кто ты. Позволишь ли вытирать о себя ноги. Дашь ли отпор. И если вы впервые слышите про это, вы вообще ничего не знаете о мужчинах.
Wer möchte dieses Buch lesen? 53
юрий ермистов
Снеж
Сергій Павлович
Ольга Барсеньева
Настя Васильева
Макс Шаман
Ксения
Катюша Кофанова
Ирина Культешова
Екатерина Зоркова
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 69
Олеся Котова
Оксана Гузенко
Мария Шпачинская
Мария Мария
Мария Дейнеко
Мариша Кузьмина
Лина Сакс
Ксения Владимирова
Катя Кулакова
Катя
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top