Лина Сакс
Лина Сакс
Follower 9
  • Bei uns sind: 3 Jahre
  • Letzter Besuch:
    24. Juni 2019
hat das Buch zitiert
24. Juni 2019
— Вы многого достигли! — сказал я. — А роботов мало.
— Да, — улыбнулся Ир-фа. — Мало. Могли бы больше.
— Значит они просто не хотят?! — воскликнул я. — Не хотят. Это что-то особое в крови: использовать и унижать живые существа.
Buch Где ты, маленький "Птиль"
hat das Buch zitiert
24. Juni 2019
Я бы даже сказала так: когда со временем наша наука резко пошла в гору, нас от чистого рабовладения отделяло минимальное историческое время. И такого рода замашки элиты крепко укоренились, хотя зависимые рабы превратились в якобы независимых рабочих. Им дали минимум удобств и денег, но на большее не пошли.
Buch Где ты, маленький "Птиль"
hat das Buch kommentiert
24. Juni 2019
Buch Где ты, маленький "Птиль"
Лина Сакс
"В прошлом..."

Книга, из которой сильно веет духом времени, когда она написана. И жаргонные словечки оттуда "папаня", "телек", еще что-то такое же, ощущение анахронизмов, если думать о том, что действие происходит в будущем, а уже сейчас многие слова вышли из употребления. Есть еще кое-что, что немного расстраивает. Я понимаю, что в 90-х сложно было писать о объединенном Союзе, но ведь автор скорее всего вырос на Ефремове, не мог не вырасти и точно должен был знать, что нельзя полететь в космос на дальние расстояния, если не объединиться. Это ведь глобальная стройка. А ты читаешь о Земле, которая все так же не объединена и до сих пор Америка выделывает кренделя. Жалко. Печально и жалко. Особенно учитывая, что когда автор пишет о другой цивилизации, то там нет других государств. И опять же другие языки... Как же автор не смог понять идеи объединенного единого языка. Опять печаль и жалость.

А все почему? Потому что автор пишет о революции на другой планете. И оттого печальнее, что он не продумал устройство Земли, которая вроде как должна была служить примером того, как хорошо жить в равноправии всем. Сравнения надо сказать не сильно хорошее получается именно в конце книги, когда ты вроде бы с планеты с проблемами попадаешь на планету без проблем, а проблемки-то вот они, ртом героя проговорены.

Опять же читая о цивилизации обладающей знаниями странно читать о том, что они эксплуатируют и планеты, и "людей" на них (это я уже о планете с революцией). Опять же фашистки считают кого-то лучше расово. Те, кто обладает знаниями и историей, кто смог объединить целую планету в одно государство, кто строит огромные звездолеты, находит другие цивилизации, у него стремления должны быть иными - это правда жизни. И нарушенная правда жизни не позволила мне поставить книге оценку самую высокую. Потому что грустно и печально, что автор написал и не увидел странного. Ведь его планета полна ученых, которые были против эксплуатации иных существ. Он ведь сам это написал, но словно этим высказыванием и ограничился. Не стал смотреть на это в масштабе, в динамике.

Есть еще кое-что, что не способствует восприятию истории. Грубость текста. Я не о жаргонных словечках из девяностых, это можно было бы и понять, я именно о том, как автор пишет диалоги, мысли - это читать невозможно. Он сказал, она сказала, тут еще дополняются именами тех, кто говорит. Каждый раз вспоминаешь классику, ну ведь там тоже люди разговаривали группами, но ведь не было сплошных обрубленных "она сказала, он сказал" идущих друг за другом. Даже если взять военную прозу, чтобы провести некий знаменатель по движению происходящего, когда надо быстро понять, что происходит, отдать приказ, ведь опять же может присутствовать в диалоги больше двух человек, но написано так, что ты не спотыкаешься и даже если вдруг автор не сказал кто говорит, то ты понимаешь по тому, как этот человек говорит.

Есть моменты, когда ты не понимаешь, что с автором не так, он стесняется? Он маньяк? Это касается любовных сцен главных героев. Мальчик Митя как-то странно строит отношения с девочкой, которая ему нравится. Если у него вполне строятся отношения с теми, кто ему нравится и не целует, то с девочкой которая его целует ощущение не стеснения героя, а стеснения именно автора, у него герой деревенеет, не в прямом смысле слова, а именно в восприятии читателем. Отец же мальчика Владимир просто сходит с ума от того, что не видит свою жену. Я не против, я только за, когда люди любят друг друга, но тут маниакальность какая-то. Можно ведь было и это иначе передать. И от этого мне опять грустно, что такие искренние эмоции, автор так запорол.

И кое-что о революции. Сложно читать о таком непростом действии многих тысяч людей, когда нет лидера. Ты видишь, что люди собираются, как-то организовываются, но нет того, кто бы вдохновлял и направлял. Потому что опять же увы, должен быть кто-то вокруг кого объединяются, кто объединяет и знает, что делать. Нам попытались дать лидера повстанцев, но той невероятной силы или харизмы, правоты, которая должна была бы исходить от него не было видно. От этого нет ощущения, что на самом деле планета давно была готова взорваться против угнетателей, ей нужно было только найти устройство, которое нужно нейтрализовать и им как раз для этого не хватало двух человек с Земли, "другой взгляд", чтобы как раз все встало на свои места и наконец-то свершилось. То есть Митя и его отец должны были быть только двумя недостающими болтиками в этой машине. А получилось так, что видны были всегда болтики, детали, а самой машины видно не было. Опять же грусть и печаль, потому что я люблю книги про право дело)

Не подумайте, что книга плохая, раз я ее так ругаю, нет. Я просто считаю, что ее можно было сделать лучше. Сделать такой, чтобы читателей у нее не было всего 18 человек, а книгу ты находишь в списках забытых антиутопий. У автора была прекрасная идея, ее можно увидеть, почувствовать, ощутить, чем-то насладиться. Как бы я хотела сказать, что книгу надо читать, но могу лишь сказать, что неплохо полюбопытствовать.
hat das Buch kommentiert
24. Juni 2019
Buch Воронята
Лина Сакс
Безгнездовье головное.

Вот за что не люблю циклы, за то, что читаешь х... много страниц, а толку с этого никакого. Законченной истории нет. А тут автор пошла дальше, мало того, что нет конца истории, хотя бы логической, так даже не понятно, что и зачем происходит. Это как попасть на середину мексиканского сериала и посмотреть одну серию. Герои вывалятся на вас, они что-то будут знать и в этом направлении двигаться, а вы будете смотреть и пытаться из каких-то данных составить картину, и кто все эти люди, и что им надо. Могу сказать сразу, вы не угадаете. Так и тут, угадать - невозможно! Автор честно пыталась несколько раз объяснить зачем людям нужен король, которого они ищут через силовые линии, и столько раз это звучало как, "нууууу... вот как найду..." а дальше провал. Поэтому очень сложно дать краткое содержание книги.

Все что тут получается, что вся книга про то, как люди наконец-то собрались вместе и как оказалось, что на самом деле они твари неблагодарные. Давайте вот поговорим об Адаме, судя по всему именно он всех под монастырь подведет. Автор начинает его описывать как умного, очень способного мальчика, который предан ГГ и понимает то, что этот самый ГГ творит. Мало того, что понимает, так еще и принимает. Понимаете - предан! То есть воспринимаешь его чуть ли не правой рукой, тенью ГГ. Тем, на кого можно положиться, потому что остальные - распи... дяи. И вдруг мы погружаемся в мир Адама и узнаем, что он не предан, что он имеет собственную цель в поисках, мало того, можно сказать, что на самом деле у него очень враждебное отношение к ГГ, потому что мальчик оказывается завистливым, желающим "сожрать таблетку" и разбогатеть, потому что знаете, у него гордость. Аха, по отношению к ГГ у него гордость, а то, что его лупит отец по чем зря, тут можно гордость запихать куда подальше. Выглядит отвратительно лицемерно. Это как пляска на том, кто к тебе относится хорошо и раболепство (утрирую, конечно) перед тем, кто сильнее и не в грош тебя не ставит. Фу, просто.

Я бы на самом деле восхитилась бы таким показательным примером человека, если бы не одно важное "но". Адам стал таким некрасивым, не потому что он таким был, а потому что в самом начале именно он понравился главной героине - Блю, а требуется, чтобы она влюбилась в ГГ. И вот это принижение героя ради того, чтобы другой продолжал выглядеть лучше - ужасно некрасивый ход в любой книге или фильме.

А вот давайте, еще и о ГГ поговорим. Ганси предстал перед нами довольно хладнокровным парнем, который не очень-то обращает внимание на то, как люди могут воспринять его слова. Он может сказать правду, но так, что это прозвучит именно оскорблением, с другой стороны, все ведь зависит от человека, если ты достаточно уверен в себе, то ты на все, что говорит Ганси можешь только рассмеяться, а если ты неуверенный и враждебненький, то конечно, за такой повод надо ухватиться и оскорбиться. А уж коли это Америка, то оскорбиться обязательно, потому что у них там вообще лучше от всех баб и обделенных, особенно умом надо держаться подальше. Опять же, возвращаясь к Ганси надо отдать должное автору, она не сильно его порушила, уверенный парень, выслушивая поток оскорбления может спокойно извиниться, а не впасть в такую же враждебность, как у всех, кто с ним рядом. Опять же есть "но" из-за героини. Я бы предпочла продолжать читать про мальчика, который холодно уверен в себе, и чтобы до него дотянуться, надо как-то преодолеть себя и начать быть уверенным в себе, либо отвалить от него. Но ради опять же героини, его делают мягким. Ну, знаете, модненькую идею, что за камнем обязательно прячется душа-цветочек. Что вот она-то обязательно садиста переделает в обычного человека. Что он должен быть с гнильцой... простите с изъяном, а то он какой-то идеальный, а как же мы простые люди... простите тогда он больше нравится. Вот все эти модненькие идейки. Герой сопротивляется как может стать тряпкой ради того, чтобы героиня его душету разглядела, но автор настаивает. И это сильно печально.

Но я конечно в большей печали от того, что я не понимаю зачем все ищут короля. И если можно было бы списать все на то, что детям по 17 лет, поэтому они такие невнятные, то, когда так же невнятно думает взрослый пень, антагонист детской группировки (простигосподи), то становится все еще печальнее, явно же и сама автор не понимает, что она делает. Такое чувство, что ее просто захватили силовые линии, а просто так про них писать - скучно. Но и с тем, что она придумала лучше на самом деле не стало.

Вот еще один цикл, который я спокойно могу не дочитывать, потому что все это не имеет никакого смысла))) Повелась, как дура, на название))))
hat das Buch zitiert
24. Juni 2019
Опыт — великое дело! А то, что осталось сзади, оно там осталось навечно. Каждый новый день, каждая наступившая ночь откладывают в памяти прошлые воспоминания.
Buch Ванька-ротный
hat das Buch zitiert
24. Juni 2019
Они со временем забудут, как солдаты ходят в ногу. «Ать-два, левой!» — это не для войны. Уметь пройти полсотни километров, без отдыха и привалов, в полной солдатской выкладке — это, я вам скажу, высший класс для солдата.
Buch Ванька-ротный
hat das Buch zitiert
24. Juni 2019
Вся фигура Архипова и его внимательный взгляд говорили о том, что на войне нужна голова, а не строевая выправка. Дисциплина не в лихости и не в ухарстве, а в простых русских словах, без надрыва и крика. Вот что теперь должно было войти в нашу жизнь. На войне не нужно будет козырять и бить каблуками. На войне нужна стойкость и выдержка, терпение и спокойствие, точное выполнение приказа и команды. На войне тебя солдат должен понимать с полголоса.
Buch Ванька-ротный
hat das Buch zitiert
24. Juni 2019
Очень многие из вас, имея поверхностное представление о том, что такое война, самоуверенно считают, что они в достаточной степени осведомлены. Про войну они читали в книжках и смотрели в кино.
Buch Ванька-ротный
hat das Buch zitiert
24. Juni 2019
Война — это не душещипательное кино про любовь на «фронте». Это не панорамные романы с их романтизацией и лакировкой войны. Это не сочинения тех прозаиков-«фронтовиков», у которых война — только второй план, фон, а на переднем, заслоняя всё пространство в кружевах литературных оборотов и бахроме, стоит художественный вымысел. Это не изогнутая стрела, нарисованная красным карандашом и обозначающая на карте остриё главного удара дивизии. Это не обведенная кружочком на карте деревня…

Война — это живая, человеческая поступь солдата — навстречу врагу, навстречу смерти, навстречу вечности. Это человеческая кровь на снегу, пока она яркая и пока ещё льётся. Это брошенные до весны солдатские трупы. Это шаги во весь рост, с открытыми глазами — навстречу смерти. Это клочья шершавой солдатской шинели со сгустками крови и кишок, висящие на сучках и ветках деревьев. Это розовая пена в дыре около ключицы — у солдата оторвана вся нижняя челюсть и гортань. Это кирзовый сапог, наполненный розовым месивом. Это кровавые брызги в лицо — разорванного снарядом солдата. Это сотни и тысячи других кровавых картин на пути, по которому прошли за нами прифронтовые «фронтовики» и «окопники» батальонных, полковых и дивизионных служб.
Buch Ванька-ротный
hat das Buch kommentiert
24. Juni 2019
Buch Ванька-ротный
Лина Сакс
Когда очень старался.

О войне всегда страшно читать. Не важно воспоминания это или художественное послевоенное участниками или со слов написанное произведение. Порой, художественное бывает страшнее, потому что оно делает упор на потерях, на том, как легко можно жизнь потерять. Именно упор, чтобы запомнили, чтобы помнили, чтобы дошло до голов. А воспоминания, чаще всего они сухи. Да, подробны, но ты следишь за протекающей жизнью, ты не успеваешь в кого-то слюбится, чтобы испугаться потери этого человека. И даже, когда говорят об огромных потерях, сложно их представить, если нет сравнения, потому что это как бесконечность, тебе с чего-то кажется, что она все равно закончится, ты не можешь представить себе что-то не имеющее окончания, никогда.
Я знаю только одно произведение, которое показала масштаб потерь среди советских защитников. Это "Благоволительницы" Джонатана Литтелла, он с самого начала, сразу в вас бросается цифрами, которые вы в состоянии понять и если они вас не пугают, то с вами что-то не так.

Александр Шумилин тоже хотел напугать тем, как быстро исчезали люди на войне. Он рассказывал настоящие истории, иногда называл цифры, но, наверное, понятней всего был только один пример, когда в темноте ночи погибло 20 человек, всего от одного финна. Это ты можешь сравнить и понять. А когда он пишет о дивизиях, окопах, ты не понимаешь, потому что тебе этого не представить. Грустно и обидно, что человек хотел донести до тебя ужас, а не получилось, ты его не понимаешь. Он хотел рассказать о людях, но опять не получилось, для тебя это как была серая масса тех самых людей, так и осталась. Тебе жаль, ты горюешь, но это все потому что ты читал ту художественную литературу, на которую так ополчился автор, автор, который не захотел понять зачем она была написана. Может не так правдиво, как он бы хотел, без вшей, сисек и хреновины, но они дали лично мне понимание ужаса войны, сопереживания, не желания повторения.

Я понимаю порыв Александра Шумилина рассказать правду, донести до каждого, что война - это не романтика, а очень страшно. Очень страшно быть в первых рядах, когда ты обычное мясо, когда ты не высыпаешься, идешь и идешь в первые годы войны, потому что не было никакой образованности в вопросах военного дела, что были те, кто перебегал на сторону немцев и это были не какие-то солдаты, а люди высоких званий. Что война - это грязь, холод, дождь, антисанитария, недоедание. Что передовая - это не тыл, передовая - это возможно только один час твоей жизни, а дальше сплошная темнота. Понимаю и приветствую. Но есть огромное "но" во всем этом - это враждебность автора. Он враждебен ко всем, он даже пока писал воспоминания не смог многое для самого себя переоценить и это в авторе пугает.

Он враждебен к тыловикам, мол они не на передовой, но сам, когда оказывается среди них поступает так же, как и они. Он враждебен к сибирякам, они для него враги не меньше, чем немцы. Он говорит, что они братаются, защищают друг друга, но через несколько глав он пишет о том, как братаются москвичи и сам он делает тоже самое. Я не обвиняю, я лишь указываю на то, что автор с войны до 1983 года тянет в себе эту вражду и даже выписывая ее не видит, что он враждебен и лицемерен местами. Кто-то скажет, все мы мол люди, в том-то и дело, что мы люди, мы должны понимать свои поступки, понимать, что мы говорим и пишем. Хотя бы перечитывать написанное. Хотя бы уметь понять, что то, на что мы злимся, и в чем кого-то обвиняем и нам свойственно. И если бы автор хоть раз указал, что и он в этих ситуациях поступает так же, если бы к концу книги как-то успокоился, но нет, этого не произошло. Именно это умоляет ценность воспоминаний Александра Шумилина. То, что должно было заставить задуматься, переосмыслить часть о том, как выглядит война, запятнана "индивидуальностью" автора.

Я не могу сказать, что книгу не стоит читать, о нет, она многое поведает о том, как война протекала. Что было в начале, поможет увидеть, переломные моменты в стратегии. Она расскажет и о жизни в тылу, и на передовой и о том, кто такие стрелки, пулеметчики; люди, которые должны были строить укрепления; о том, кто такой ротный, за что он несет ответственность. О том, как снабжалась армия, о немцах. Тут очень много полезного, того, что помогает смотреть изнутри, двигаясь вперед по фронтовым дорогам. Просто надо отбрасывать истерики автора по поводу того, что не все сидели на передовой, что не все рыли окопы, что кто-то останавливался в деревнях и рисовал стрелочки, а не был теми людьми, что эти стрелочки олицетворяли. Тогда это будет полезное чтение. А так, лучше продолжать читать художественную литературу фронтовиков о войне, потому что она больше даст вам в плане того, что одна жизнь - это много и ее надо ценить. А если вы все это еще отшлифуете Благоволительницами, то представите себе количество этих бесценных жизней, которые были брошены под пули, взрывы, чтобы нам сейчас жить.
Top