Vladimir, PocketBook
Vladimir, PocketBook
  • Bei uns sind: 5 Jahre
  • Letzter Besuch:
    28. Juni 2020
hat das Buch zitiert
28. Juni 2020
"...министр-миллионер уверял законодателей, что рост безработицы полезен для экономики страны, ибо является одним из средств борьбы с инфляцией";
"Очарование небоскребами быстро проходило. Хотелось остановить первого же прохожего и спросить его: - Скажи нам, человек, как тебе живется здесь среди всех этих невообразимых квадратов, кубов и пирамид? Стал ли ты свободней, крепче, уверенней? Или наоборот, рядом с каменными коробками, закрывшими от тебя солнце и небо, ты почувствовал себя маленьким, беспомощным муравьем?";
"Америка содрогается и покрывается холодным потом при мысли о том, что "черный динамит" может взорваться во всех районах страны одновременно";
"Правительство США заключило с индейскими племенами триста семьдесят договоров о резервациях. Правительство США нарушила один за другим все эти триста семьдесят договоров (из-за найденных на тех территориях нефти или руды). Чем могли ответить обескровленные, вымирающие от голода и болезней индейцы на это коварство "бледнолицых братьев"? Только непринятием всей цивилизации белого человека, да гордым презрением к нему";
"В среднем в каждой американской семье телевизор включен шесть часов сорок минут в сутки. Ребенок начинает сознательно тянуться к телевизионному экрану в возрасте трех-четырех лет. К 18 годам он проводит у телевидения не менее 20 тысяч часов, то есть на 65-70 процентов больше, чем в классе";
"Больше всего губернатор Мэддокс прославился своим антикоммунизмом. Все социальные беды Америки, все свои личные неудачи он объясняет происками коммунистов. Когда его взрослый сын, например, ограбил газолиновую станцию и был пойман, губернатор сказал, что все это подстроили коммунисты. Даже град, выпавший однажды в Джорджии, губернатор по привычке объявил затеей безбожников-коммунистов";
"Отсутствие у американцев воли к сопротивлению рекламе... Средний американец, невзирая на его внешнюю активность, на самом деле натура очень пассивная. Ему надо подавать все готовым, как избалованному мужу. Скажите ему, какой напиток лучше, - и он будет его пить. Сообщите ему, какая политическая партия выгоднее, - и он будет за нее голосовать. Скажите ему, какой бог "настоящее", - и он будет в него верить. Только не делайте одного - не заставляйте его думать в неслужебные часы".
Vladimir, PocketBook

"Шевелись, выгляди живым, а то тебя заменят кнопкой"

hat das Buch bewertet
und hat das Buch gelesen
28. Juni 2020
Buch Америка справа и слева
[1]

В биографиях Бориса Георгиевича Стрельникова и Ильи Мироновича Шатуновского много общего. Оба они родились в 1923 году. оба окончили школу в 41-м, ушли в армию, воевали, получили на фронте тяжелые ранения, отмечены боевыми наградами....

hat das Buch zitiert
14. Juni 2020
"Мы - сумма мгновений нашей жизни: все, что есть мы, заключено в них, и ни избежать, ни скрыть этого мы не можем";
"Фантазия уносила его в горний внутренний мир, и он быстро и бесследно стирал все грязные мазки жизни: он вел благородное существование в героическом мире среди прелестных и добродетельных созданий";
"...Я уже несу кару. Всю оставшуюся мне жизнь я должен буду по кусочкам возвращать себе мужество, заживляя и забывая все раны, которые семья наносила мнемне, пока я был ребенком";
"Вот так мертвому Бену было отдано больше внимания, больше времени, больше денег, чем когда-либо отдавалось живому Бену";
"Его удовлетворяла любая социальная система, которая обеспечила бы ему удобства, безопасность, деньги в достаточном количестве, а также свободу думать, есть, пить, любить, читать и писать, что он хочет. И ему было безразлично, какое правительство управляет его страной - республиканское, демократическое, консервативное или социалистическое, лишь бы оно гарантировало ему все вышеизложенное";
"Он хотел подчиняться правилам и пользоваться уважением; он верил, что искренне соблюдает все условности...";
"...какая-то страшная интуиция подсказывала ему, что он уже равнодушен к почестям и отличиям, которых они желали ему, а те, которых он желал себе, лежали за пределами их шкалы ценностей";
"С сумасшедшим фатализмом они отдались на волю свирепого хаоса жизни";
"...за пустяковым сплетением ее слов он услышал горькую песнь ее жизни";
"Мы должны стараться любить друг друга. Ужасная и прекрасная фраза, последняя, конечная мудрость, какую может дать земля, вспоминается в конце и произносится слишком поздно, слишком устало. Ни забвения, ни прощения, ни отрицания, ни объяснения, ни ненависти";
"Хочу найти себя... и утоление жажды, и счастливый край. Ибо я верю в гавани в конце пути";
"Безумная скаредность по отношению к себе и щедрые траты на друзей...".
"Его угнетала бесцельность его труда... Если бы ему поручили постоянное дело, возложили на него какую-нибудь определенную обязанность, он выполнял бы ее со рвением. Но они сами вели хозяйство без всякой упорядоченности и хотели от него, чтобы он постоянно был под рукой...";
"Разнообразие мира его фантазий не имело конца, но ему были присущи порядок и цель; там приключения не грозят бессмысленной гибелью, там доблесть вознаграждается красотой, талант - успехом, все заслуги получают достойное признание".
Vladimir, PocketBook

Отчаянная боязнь потерпеть неудачу

Buch Взгляни на дом свой, ангел
hat das Buch bewertet
und hat das Buch gelesen
Dieses Buch ist bewertet von 3
Vladimir, PocketBook
Алексей ***
Alexey Gordeev
14. Juni 2020
Buch Взгляни на дом свой, ангел
[3]

В первом романе американского писателя Томаса Вулфа "Взгляни на дом свой, ангел" жизненная ситуация настолько приближена к самому автору, что его можно во многом считать автобиографическим. Это не только цепь событий, вплотную следующих...

hat das Buch zitiert
13. Mai 2020
"Кто умеет читать по-настоящему биржевые курсы, тот может чуть-чуть раньше других знать, будет война или нет, как ученый, глядя на сейсмограф, знает, есть ли или будет ли где-нибудь землетрясение...";
"..одни встречали новость как некий сигнал, другие, казалось, от природы не способны понять события этого дня, иные поражали своим равнодушием. В одном из полков, расположенных в Альпах, какие-то новобранцы, выслушав на привале зажигательную речь своего капитана, запели "Интернационал". Капитан взревел: - Вы что ж, ничего не поняли? Совсем наоборот! - Трагическое недоразумение. Тогда они затянули "Марсельезу";
"...он принадлежал к числу тех, кто приветствовал войну как единственный выход из тупика, как величайшее несчастье, которое позволит ни о чем не думать, снимет с тебя всякую ответственность за самого себя, как великое механическое разрешение всех проблем...";
"Известно, что, если у агрессора нет общей границы с тем государством, на которое он хочет напасть, у него есть возможность взять себе напрокат границу у какого-нибудь соседа данного государства. А рядом с СССР имеются три маленькие прибалтийские страны, да еще Финляндия, где можно взять напрокат границу... Нужно только дать хорошую цену, чтобы купить их правителей...";
"Ах, не смешите! Где ж это видано, чтобы правительство следовало той программе, которую его глава провозглашал на выборах...";
"...Америка, как всегда, выждет, а когда мы будем подыхать, она явится устраивать свои дела...";
"Всякому человеку надо что-то такое придумать, куда уйти от осточертевшей жизни. Одни воображают, будто они неотразимы, другие мнят себя гениями, третьи каждый вечер пересчитывают свои сбережения... если таковые у них имеются";
"...тоже ждет катастрофы, но ему она рисуется в виде обрушивающегося на него дома... В этом он трогательно единодушен с почтеннейшим господином Гитлером - тот направо и налево твердит, что если случится невозможное и его побьют, то он погибнет не иначе, как под развалинами мира... Наш Даладье мельче плавает - ему достаточно обратить в прах одну Францию...";
"Леонардо да Винчи: "Так же как хорошо употребленный день приносит радостный сон, так и хорошо употребленная жизнь приносит радостную смерть";
"В верховной палате существуют свои особые выражения. Сейчас ораторы любят говорить об исключительных мерах, не предусмотренных конституцией, законами и демократическими порядками. Сказав это и проявив таким образом свои республиканские чувства, вы можете затем спокойно заверять палату в своей готовности голосовать за любое нарушение конституции, законов и демократии";
"Какой бездонной пропастью может быть пустота человеческой жизни... а сколько в ней машинальных действий и вечного ожидания! В конечном счете все только ждешь и ждешь чего-то... Машинально делаешь что-то, чтобы заполнить пустоту; самое главное - все откладывается на завтра, а то, что заполняет нынешний день, даже самый лучший, - только ожидание этого "завтра";
"Или мы соучастники преступлений, творимых от нашего имени? Если ради защиты наших интересов - вернее ради того, что они считают нашими интересами! - за тысячи километров от нас будут сеять смерть, бомбить город, жители которого и понятия не имеют о нашем существовании...";
"...сержант знает, что он сильнее, скажем, того низенького стрелка, который идет впереди. В обычной жизни - сильнее. Но не здесь, где сопротивляемость человека обусловлена всей его жизнью, привычкой переносить всевозможные тяготы";
"...теперь градоначальник решил решил оставить эти орудия на месте не для защиты столицы от вражеских самолетов, а для наведения порядка на улицах. Ибо отныне страшным вопросом встает не то, что будет, если немцы займут столицу, но то, что может сделать народ Парижа еще до того, как противник войдет в город";
"Хуже всего пришлось старикам, тем, которые целый век трудились, чтобы был свой угол, где бы умереть, убогий угол с дорогими воспоминаниями, кой-какой мебелью, семейными фотографиями, безделушками - со всем тем, что ни для кого постороннего не имеет цены...";
"...всего этого катаклизма можно было бы избежать. Наши правители сами нас именно к этому и вели! Ведь в течение двадцати лет бросали деньги всяким ничтожествам! А сколько можно было сделать хорошего, полезного".
Vladimir, PocketBook

"Политика - это сердечные дела государства". Когда люди заявляли протест, им говорили, что в такие трудные времена жаловаться на всегда возможные ошибки не приходится...

Buch Коммунисты (комплект из 2 книг)
hat das Buch bewertet
und hat das Buch gelesen
13. Mai 2020
Buch Коммунисты (комплект из 2 книг)
[1]

Этот эпический роман является крупнейшим творческим до­стижением прогрессивной литературы во Франции. Автор пока­зывает лучших людей нации в борьбе за независимость и разоблачает кровавые дела предателей и врагов родины. Истори­ческое по...

hat das Buch bewertet
und hat das Buch gelesen
Dieses Buch ist bewertet von 10
Vladimir, PocketBook
Инакентий Ли
Василий Беркут
Алексей Сыч
Александра Аникеева
Yuriy Lisovyy
Serg.Solovyov —
butovskikirya —
Ail Rust
Anonymer Nutzer
4. März 2020
Buch Агасфер
[10]

Василий Жуковский в своей неоконченной поэме «Агасфер» обратился к образу «Агасфера» . Это герой известного французского романа Эжена Сю «Вечный Жид», который в русских переводах выходил под названием «Агасфер». Агасфер – проклятый...

hat das Buch zitiert
4. März 2020
"...он не находил другого способа отвлечься от своих огорчений, кроме постоянных разговоров о них";
"Цель мудрого провидения заключается в том, чтобы напомнить великим мира сего, что и они смертны и что власть, давшая им их величие, может также и отнять его";
"...непринужденное самообладание, не в одной только Англии, но и во всех цивилизованных странах, есть признак хорошего воспитания";
"Загородная вилла и дама (на которую оформлена вилла) - предметы настолько обыденные в лондонской жизни, что мне следовало бы просить извинения в том, что я упоминаю о них".
Vladimir, PocketBook

Лауданум (лат. Laudanum) - опиумная настойка на спирту.

Buch Лунный камень
hat das Buch bewertet
und hat das Buch gelesen
Dieses Buch ist bewertet von 16
Vladimir, PocketBook
Сергей Чоботов
Наталья Долбилина
Мари Бойко
Лина Сакс
Дмитрий
Вікторія Мороз
Валерия Егорова
Александра Мирзанагимова
Yana Zub
4. März 2020
Buch Лунный камень
[16]

Роман "Лунный камень" - классический образец детективного жанра, написанный Уилки Коллинзом, знаменитым английским писателем XIX века.

hat das Buch zitiert
7. Februar 2020
"...тихо струящаяся жизнь тяжелого труда... (в противопоставление) ...мелко-суетливый еврейский гешефт";
"...буря, которая только что пронеслась над нами обоими, рассеяла тяжелый туман, нависший на душой отца, застилавший его добрый и любящий взгляд...".
Top